Bad Religion

когда я начала писать это, было два часа ночи пятнадцать минут, я только что опустилась в самую пучину своей проблематичной стороны, захватившей мое тело и мозг и я была бы лгуньей, если бы забыла упомянуть, что ты сыграл в этом свою роль.

я не виню тебя, нисколько, просто хотела сказать, что это все, конечно, началось от слишком большого количества времени, проведенного наедине с собой, от проживания в чуждой среде с очень средним, едва достаточным знанием языка, с очень тяжелым мышлением, с самооценкой, которая так болезненно понизилась, с большей ненавистью к себе, чем когда-либо, с омерзительной злостью к себе, которая нечаянно проецируется на других, на выбешивающе спокойный и в то же время треснувший по частям мир, факторов, наверное, немало. ты нечаянно стал еще одним огромным небоскребом, постепенно рушащимся во мне, поднимающим огромный шум и грохот, провоцирующим еще большее разрушение. как же мне жаль, что тебе так не повезло. с другой стороны, я не утратила способности смотреть на вещи реально: тебя это никогда не коснется и ты об этом не узнаешь, ты, к счастью, не будешь одержим, как я, и я не сойду с ума так, что буду досаждать тебе. я приложу все свои усилия, чтобы тебя это не затронуло, я слишком люблю тебе, чтобы дать тебе все это узнать.

у меня щиплет глаза, но слезы все равно отказываются вытекать. уже второй месяц это продолжается и я не знаю, хорошо это или плохо, и кажется, прошел уже месяц с тех пор как ты закрался в мои мысли, хотя мне сложно об этом судить, время так незаметно течет, это могло быть и неделю назад, и тридцать лет назад, понятия не имею. 

блять, иногда я понять не могу, ты меня не заслуживаешь или я тебя. я все еще не могу сдержаться от смеха, когда вспоминаю твою накуренную физиономию на уроке кастильского, ну блять, какой дурак дует прямо перед последним уроком, экстрима что ли захотелось? а может ты не курил, может я все выдумала. а может да, ты все-таки настолько идиот. 

ловлю себя на том, что говорю о тебе словно мы уже вместе или ты хотя бы знаешь о моих эмоциях, хех. это неправда, я тебя едва знаю на данный момент и вряд ли узнаю больше, я сомневаюсь, что ты внезапно решишь, что я подходящий кандидат для дружбы. пиздец как хотелось бы быть твоей подругой, узнать тебя поближе, кто ты вообще такой, пока я не успела создать идеализированный образ тебя в своих мыслях.

нет, блять, я не настолько недалекая, чтобы не осознавать, что через год, мы, скорее всего, не попадем в один и тот же класс и будет очень тупо с моей стороны менять класс ради кого… тебя, что ли? я буду надеяться, что там, с тобой, будет моя знакомая, чтобы была хотя бы уважительная причина, хотя хрен я что сменю, трусиха я, да и бессмысленно это будет. и что заставляет меня думать, что через год я все еще буду что-то чувствовать?

то, что ты единственный человек, о котором я могу говорить беспрестанно, не зная о тебе ничего? то, что мне хочется ранить себя, потому что я сделала что-то не так при тебе, что я была рядом с тобой, я что я не буду рядом с тобой? то, что ты завладел моим опротивевшим разумом и я часто думаю о том, что ты изобьешь меня вместо того, чтобы обнять, и я буду знать, что именно этого я заслуживаю. ты делаешь меня еще хуже, чем я есть и это ни в коем случае не твоя вина, бля, серьезно, мне так жаль, мне так жаль! 

еще два месяца назад я спокойно могла слушать Bad Religion, мечтая о том же сладкогорьком чувстве, которое все превозносят, а теперь я скрючиваюсь от почти физической боли, потому что я слышу, что имеет ввиду Фрэнк. это не романтично, это не романтично, это не романтично!!! это не прекрасное чувство, оно не заставляет меня прыгать или визжать, оно заставляет меня лежать утром в кровати после сна, в котором ты фигурировал, и думать о том, что ты никогда не посмотришь на меня так, как я пытаюсь на тебя не смотреть. тебе будет плевать, потому что я всего лишь та тупая девочка, которая едва говорит на твоем языке. а знаешь, я бы постаралась показать тебе все, что я знаю, рассказать тебе тысячу и триста истории из Китая, Филиппин, России, я бы расписала тебе свой час, проведенный в Цюрихе, показала бы фото, дала бы послушать свою музыку, выплевывала неуместные факты и несмешные шутки. просто почему-то я хочу умереть, снова, после того, как я былв довольна и счастлива тем, что у меня есть, потому что мне снова кажется, что я недостаточно хороша для жизни и, посмотрим правде в глаза, кого, кроме трех человек это бы вообще затронуло? раньше я не могла слушать Valentine, потому что песня казалось мне слишком страшной и личной, я не верила, что любовь может быть такой, но теперь каждое слово этой песни — отражение меня и болезненная, изможденная строчка «I stared at you and cut myself» не кажется безумной или дикой, потому что я знаю, почему хочется оставить на коже эти следы, почему хочется чувствовать эту боль и видеть стекающую по рукам кровь, и это все еще страшно, но теперь я знаю, что далеко, далеко не невозможно, хотя, наверное, очень глупо, бессмысленно, выпендреж, что еще там об этом говорят. и я хочу просто тупо кидать сюда Live Through This и The Idler Wheel сорок раз подряд, чередуя и выделяя песни, строчки, потому что так гораздо легче выразить свои мысли, черт, а еще легче просто спеть эти песни, потому что петь настолько легче, чем писать или говорить, и не нужны лишние слова, объяснения, как здесь и сейчас.

но мне очень хотелось бы на пару минут оставить эти мысли позади, потому что я устала. я хочу поговорить о другом; о тех ощущениях, приближенных к счастью, когда ты со мной поговорил, став инициатором беседы. как мило ты спросил меня о языках, которые я знаю и как наивно обрадовалась я и как это до сих пор кажется таким важным моментом для меня, то, как ты продолжал говорить мне какие-то мелочи в течении всего урока и я не скоро забуду твою улыбку, чуть-чуть приподнятый уголок губ, беззащитно раскрытые зубы и даже когда я думаю об этом сейчас, я переполняюсь нежностью до краев и мне уже не так холодно, несмотря на мое тонкое одеяло. и я помню, как до этого ты заметил полосы на моей небрежно прикрытой рукавом руке и попросил меня показать руки, но я, к счастью, испугалась и ушла как можно быстрее, горя от злости на себя, как же я так неосторожно засветила их? мне не нужны лишние проблемы, а вдруг он рассказал бы кому-нибудь? но в тот раз я не подтвердила его догадок о том, что мои руки ежедневно полощутся бритвой из-за невыносимости моих внутренных идиотских ощущений. зато тем вечером я сделала вдвое больше царапин, незамедлительно покрывшихся темно-бордовой кровавой корочкой. а в тот день, на том же уроке, я все-таки показала тебе свое предплечье, ответив на один вопрос и ты отвернулся в притворном, а может быть и не притворном ужасе и я знаю что он уж точно не был обусловлен симпатией ко мне, а просто тем, что он примерил боль на себя. наверное, я никогда не смогу никому рассказать о том, как сильно меня переполняла эта теплая тревога и это извращенное удовольствие, потому что я, наверное, все-таки хотела, чтобы ты увидел. не специально, просто подсознательное чувство. импульс завладел мной и вот, ты уже знаешь. продолжая задавать вопросы, ты выглядел все более непонимающим и у меня не было возможности объснить тебе все. и ты еще и на следующем уроке задал мне обеспокоенный вопрос, но я нервно улыбнулась и приставила палец к губам. какой-то одноклассник сразу сунул нос со своим «что? о чем вы говорите?» и ты облегчил мою ношу, кинув в ответ «ни о чем». может быть, именно тебе я должна полностью доверить этот омерзительный, отталкивающий секрет и ты сможешь остановить дрожь в моих ладонях, когда меня снова накроет? прости. снова утопичные мечты. 

ты все-таки единственный человек, при мысли о поцелуе с которым я не морщусь и не отмахиваюсь от образа как можно быстрее. блять, ну как меня угораздило. кааааак. я не понимаю, что я сделала? да, я хочу человеческого тепла, но мне 14 сука, я мелкая. я не должна такое чувствовать, мне самой понятно, что это гормоны и все несерьезно и все это пройдет, но как с этим справляться, пока не прошло? потому что ты не поцелуешь меня. не возьмешь за руку, не обнимешь, потому что это не ебаный фильм, это жизнь, в которой я далеко не самый лучший кандидат на роль человека, который тебе понравится. так и буду тягать эту ношу на своем стремительно растущем горбу, силой отводить свой взгляд от твоего лица и рук и продолжать притворяться, что мне легко дается общение с ним и мои руки не трясутся… хотя, это правда, у меня трясутся не руки, у меня все тело трясется, а голова снова болит и я снова хочу ударить тебя и наорать на тебя, потому что я не хочу этого. я не понимаю, что из моих чувств правда, а что нет.

в один день, тебе будет так же больно, как и мне. я надеюсь что этот день не придет, но я хочу, чтобы он пришел, потому что моя любовь граничит с одержимостью и ненавистью и потому что я просто не заслуживаю ничего, о чем хотелось бы мечтать. прости, А, прости, что не могу перестать произносить твое имя по миллиону раз мысленно, с разными интонациями, по слогам, по буквам. прости, прости, прости, прости, прости, прости, прости, что я чувствую эту грязь по отношению к тебе, прости, что эта хуйня звучит дешево и пафосно и неправдиво и преувеличенно, но я клянусь, что каждое слово здесь правда, к лучшему или нет. 

Андреу, посмотри на меня. Я не сказала и половины того, что я хотела.

Обсудить у себя 0
Комментарии (1)

айдлер вил за что ты такой… родной… ща как начну кидать тексты и строчки ну черт что делать а и не споешь же 2:38 мда что со мной ПОЖАЛУЙСТА ЗАБУДЬТЕ ОБ ЭТОЙ ХУЙНЕ МНЕ ОЧЕНЬ СТЫДНО спасибо.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Lannistae
Lannistae
сейчас на сайте
4 года (26.09.2014)
ziravitani@yandex.ru
Читателей: 47 Опыт: 0 Карма: 1
Я в клубах
Write It! Пользователь клуба
Любители книг Пользователь клуба
Hand Made Ideas Пользователь клуба
все 45 Мои друзья